Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Соглашения о намерениях юридическая сила

Соглашения о намерениях юридическая сила

Соглашения о намерениях юридическая сила

Как составить соглашение

На сегодня не существует единого унифицированного образца соглашения о намерениях, так что компании могут формировать его в произвольном виде, исходя из собственного представления о документе и своих потребностей. Главное, чтобы по структуре бланк соответствовал определенным стандартам делопроизводства, а по содержанию включал некоторые обязательные данные. В «шапке» нужно указать:

  1. название документа;
  2. его номер, место и дату составления.

Далее вносятся:

  1. должности, фамилии-имена-отчества руководителей предприятий или лиц, уполномоченных действовать от их имени;
  2. указание, что документ не имеет каких-либо финансовых или юридических последствий для сторон.
  3. суть соглашения о намерениях (прописываются действия, которые должны выполнить компании для достижения поставленных целей);
  4. наименования организаций, между которыми достигнуто соглашение;

Соглашение о намерениях — к чему обязывает?

Здравствуйте.

Местная школа просит меня софинансировать инициативу по ремонту крыши школы. Я и ряд других предпринимателей согласны, но директор школы просит для оформления этой инициативы заключить соглашение о намерениях на всю сумму, чтобы остальных не выискивать сейчас.

Текст соглашения следующий: СОГЛАШЕНИЕ о намерениях № 1 «__»ноября 2020 г.

«Стороны» согласны на следующие намерения: 1.

Стороны исходят из того, что интересам каждой из них соответствует реализация проекта развития, основанного на общественных инициативах

«Текущий ремонт кровли для осуществления образовательного процесса в данной школе, и они намереваются содействовать осуществлению.»

2. В этих целях каждая из сторон будет собирать необходимую информацию, разрабатывать проекты документов и т.п. 3. Сторона 2 намерена принять участие в вышеуказанном проекте путем софинансирования в объеме 22 % от сметной стоимости проведения строительных работ в сумме хххххх руб.

ЮРИДИЧЕСКИЕ АДРЕСА И РЕКВИЗИТЫ СТОРОН: Вроде и помочь хочется, но рисковать на большую сумму не хочется. Вопрос. Может ли подобное соглашение быть признано предварительным договором и соответственно заключено в обязательном порядке?

И как можно изменить, чтобы юридически оно было безопасным? Т.е. через суд не смогли обязать заключить или взыскать какие-либо неустойки. 02 Декабря 2020, 13:54, вопрос №2607036 Антон Викторович, г. Кострома 300 стоимость вопросавопрос решён Свернуть Консультация юриста онлайн Ответ на сайте в течение 15 минут Ответы юристов (4) получен гонорар 33% 2767 ответов 720 отзывов Общаться в чате Бесплатная оценка вашей ситуации Юрист, г.
Кострома 300 стоимость вопросавопрос решён Свернуть Консультация юриста онлайн Ответ на сайте в течение 15 минут Ответы юристов (4) получен гонорар 33% 2767 ответов 720 отзывов Общаться в чате Бесплатная оценка вашей ситуации Юрист, г. Воронеж Бесплатная оценка вашей ситуации Здравствуйте, Антон Викторович!

Соглашение о намерениях-это не совсем предварительный договор.

Эта конструкция не указана в Гражданском Кодексе РФ, однако похожа. ст.421 ГК РФ 2. Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и законом или иными правовыми актами.

Отличие соглашения от предварительного договора как раз в том, что он о не предусматривает чётких сроков выполнения обязательств сторонами и не устанавливает ответственность за невыполнение. Поэтому, если Вы не против финансирования, то этот документ и пункты, которые Вы указали не несут для Вас рисков.

Заключение таких соглашениях-это начавшаяся распространяться деловая практика. 02 Декабря 2020, 14:00 0 0 получен гонорар 33% 14235 ответов 4715 отзывов Общаться в чате Бесплатная оценка вашей ситуации Адвокат, г.

Ижевск Бесплатная оценка вашей ситуации Здравствуйте.

Наиболее близким к соглашению о намерениях, как Вы верно заметили, является предварительный договор, согласно ст. 429 ГК РФ 1. По предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором.но всё-таки это разные документы.
429 ГК РФ 1. По предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором.но всё-таки это разные документы.

Может ли подобное соглашение быть признано предварительным договором и соответственно заключено в обязательном порядке?Антон Викторович исходя из представленного текста, нет.

Ст. 431 ГК РФ При условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.

Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.обязанности заключить договор не усматривается. И как можно изменить, чтобы юридически оно было безопасным?

Т.е. через суд не смогли обязать заключить или взыскать какие-либо неустойки.Антон Викторович опять же где обязанность заключить договор. Рисков нет. 02 Декабря 2020, 14:02 0 0 8,2 Рейтинг Правовед.ru 2120 ответов 1007 отзывов эксперт Общаться в чате Бесплатная оценка вашей ситуации Юрист, г.

Москва Бесплатная оценка вашей ситуации

  1. 8,2рейтинг
  2. эксперт

Добрый день! Данное соглашение не является предварительным договором, так как не содержит существенный условий: объем работ, сроки выполнения работ, срок для заключения основного договора.

ГК РФ Статья 429. Предварительный договор 3.Предварительный договор должен содержать условия, позволяющие установить предмет, а также условия основного договора, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение при заключении предварительного договора. 4. В предварительном договоре указывается срок, в который стороны обязуются заключить основной договор.
4. В предварительном договоре указывается срок, в который стороны обязуются заключить основной договор.

02 Декабря 2020, 14:06 0 0 получен гонорар 34% 9,3 Рейтинг Правовед.ru 15862 ответа 7145 отзывов эксперт Общаться в чате Бесплатная оценка вашей ситуации Юрист Бесплатная оценка вашей ситуации

  1. 9,3рейтинг
  2. эксперт

Здравствуйте Антон Викторович. Местная школа… Может ли подобное соглашение быть признано предварительным договором Такое соглашение в общем не предусмотрено федеральным законодательством, только предварительный договор и только если речь идет о единственном поставщике услуг.

Насколько я понял речь идет о муниципальном казенном общеобразовательном учреждении школе., а Федеральный закон

«О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»

от 05.04.2013 N 44-ФЗ не предусматривает возможности заключения договора о намерениях (). Необходимо в начале обратиться к положениям нормативного правового акта принятого на уровне соответствующего муниципального образования.

Если в Вашем случае речь идет о муниципальном общеобразовательном учреждении г. Костромы, то согласно Постановлению АДМИНИСТРАЦИИ ГОРОДА КОСТРОМЫ от 16 апреля 2018 года N 743 «Об утверждении Порядка взаимодействия муниципальных заказчиков (заказчиков) города Костромы с уполномоченным учреждением при осуществлении закупок для обеспечения муниципальных нужд города Костромы»: Порядок взаимодействия муниципальных заказчиков (заказчиков) города Костромы с уполномоченным учреждением при осуществлении закупок для обеспечения муниципальных нужд города Костромы 1.5 Муниципальными заказчиками (заказчиками), в целях реализации положений настоящего Порядка, являются: д) муниципальные казенные учреждения города Костромы, муниципальные бюджетные учреждения города Костромы; 2.1.

Костромы, то согласно Постановлению АДМИНИСТРАЦИИ ГОРОДА КОСТРОМЫ от 16 апреля 2018 года N 743

«Об утверждении Порядка взаимодействия муниципальных заказчиков (заказчиков) города Костромы с уполномоченным учреждением при осуществлении закупок для обеспечения муниципальных нужд города Костромы»

: Порядок взаимодействия муниципальных заказчиков (заказчиков) города Костромы с уполномоченным учреждением при осуществлении закупок для обеспечения муниципальных нужд города Костромы 1.5 Муниципальными заказчиками (заказчиками), в целях реализации положений настоящего Порядка, являются: д) муниципальные казенные учреждения города Костромы, муниципальные бюджетные учреждения города Костромы; 2.1. Муниципальный заказчик (заказчик): 2.1.1.

в установленном порядке разрабатывает, утверждает и вносит изменения в план закупок и план-график закупок; 3.2. Закупки у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) осуществляются муниципальными заказчиками (заказчиками) самостоятельно в соответствии с планами-графиками закупок, размещенными в ЕИС, в порядке, установленном статьей 93 Закона о контрактной системе.

Федеральный закон

«О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»

от 05.04.2013 N 44-ФЗ: Статья 93.

Осуществление закупки у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) 1. Закупка у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) может осуществляться заказчиком в следующих случаях: 5) осуществление закупки товара, работы или услуги…государственной или муниципальной образовательной организацией… на сумму, не превышающую шестисот тысяч рублей. Т.е. в любом случае закупка должна быть предусмотрена планом и планом-графиком закупок.

и может быть заключен только предварительный договор и только с единственным поставщиком услуг, такое же соглашение будет являться недействительным так как такая форма не предусмотрена федеральным законом. Дополнительные разъяснения также по ссылке: Можно ли считать заключение заказчиком предварительного договора закупкой по Федеральному закону от 05.04.2013 N 44-ФЗ

«О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»

? В случаях же, когда закупка может быть осуществлена у единственного контрагента, основной договор принципиально может быть заключен с контрагентом по предварительному договору без нарушения положений Закона N 44-ФЗ.

Для этого, разумеется, закупка должна быть в первую очередь предусмотрена планом и планом-графиком закупок.

02 Декабря 2020, 14:24 0 0 Все услуги юристов в Москве Гарантия лучшей цены – мы договариваемся с юристами в каждом городе о лучшей цене. Похожие вопросы 22 Января 2020, 17:19, вопрос №2656370 01 Января 2020, 20:47, вопрос №2635126 11 Декабря 2020, 09:53, вопрос №2616655 26 Декабря 2017, 08:19, вопрос №1856716 17 Апреля 2015, 13:07, вопрос №807384 Смотрите также

Юридическая сила соглашения о намерениях в судебной практике Делавэра и в свете новелл ГК РФ

Идея данной записи возникла на сегодняшней лекции Грега Готсмана (Greg Gottesman), управляющего директора Madrona Venture Group, инвестирующей в стартапы Северо-Запада США с 1995 г.

Лекция была посвящена содержанию term sheets в рамках венчурных сделок и организована Alliance of Angels в Сиэтле. Существуют разные варианты перевода термина term sheet на русский язык: основные условия сделки, протокол о намерениях, соглашение о намерениях и т.п. Term sheet представляет собой первый документ, который подписывает венчурная компания с будущими венчурными инвесторами в рамках каждого раунда финансирования, и содержит две основные группы условий: условия, касающиеся экономических аспектов сделки (оценка компании, сумма инвестиции, количество приобретаемых инвесторов акций или прав на акции венчурной компании, ликвидационная стоимость при выходе инвесторов из проекта и др.), и условия, касающиеся контроля (порядок формирования совета директоров финансируемой компании, порядок принятия акционерами ключевых решений, право вето и др.).

Содержание term sheet хорошо освещено, в Интернет выложено множество материалов по данной теме. При этом авторы публикаций по венчурному финансированию и практикующие венчурные финансисты США отмечают, как данность, что term sheet не имеет обязательной юридической силы. Я неоднократно задавался вопросом: если term sheet сделки не имеет обязательной юридической силы, то почему его содержанию уделяется столько внимания?

В случае с венчурными инвестициями эта нестыковка, как правило, объясняется сложившейся этикой отношений между предпринимателями и инвесторами и репутационными соображениями. Если сторона, подписавшая term sheet, откажется следовать ему, то ее репутация будет разрушена, информация в венчурной отрасли США распространяется быстро, нарушитель станет изгоем, и с ним никто больше не захочет иметь дел.

Тем не менее, возможны полутона. Например, сложности могут возникнуть при обсуждении условий итоговых документов по сделке, договоренности по которым отсутствуют в term sheet или являются неполными. Кроме того, имеют значения и формулировки самого term sheet, а также условия связанных с ним договоров.

Как известно, спецификой правовой системы США является наличие у каждого штата своего собственного права, наряду с федеральным правом. Штаты наделены довольно широкими нормотворческими полномочиями, и, несмотря на постепенную унификацию законодательства штатов, подходы к отдельным вопросам и качество правового регулирования могут существенно различаться от штата к штату. Как отметил Грег Готсман, венчурные инвесторы предпочитают инвестировать в компании, зарегистрированные в штате Делавэр, который имеет развитое корпоративное законодательство, благоприятное налогообложение и суды, обладающие многолетним опытом разрешения сложных корпоративных споров, в том числе международных.

В этой связи симптоматичным является дело SIGA Technologies, Inc. v. PharmAthene, Inc. (см. здесь http://courts.delaware.gov/opinions/download.aspx?ID=189780), не так давно рассмотренное судами штата Делавэр, в котором разрешаются вопросы юридической силы term sheet и последствий его нарушения. В связи с введением в ГК РФ статьи 434.1 «Переговоры о заключении договора» данное дело может представлять интерес и для российских юристов и финансистов.

SIGA Technologies, компания, осуществлявшая биотехнологический стартап, обратилась к фармацевтической компании PharmAthene с запросом на предоставление финансирования для разработки своего продукта.

PharmAthene заинтересовалась продуктом и согласилась предоставить бридж-финансирование SIGA Technologies для покрытия неотложных расходов при условии, что SIGA Technologies согласится на слияние с PharmAthene. В итоге переговоров PharmAthene предоставила SIGA Technologies необходимый заем, выступив, по сути, в качестве стратегического инвестора.

Стороны также заключили договор о слиянии и подробный term sheet лицензионного соглашения о предоставлении PharmAthene прав на разрабатываемый SIGA Technologies продукт на случай, если слияние не состоится. Term sheet содержал прямую оговорку о том, что его условия не имеют обязательной юридической силы (non-binding terms).

Вместе с тем, договор займа и договор о слиянии предусматривали, что в случае если слияние не состоится, стороны обязуются провести добросовестные переговоры с намерением подписать окончательное Лицензионное соглашение в соответствии с условиями term sheet, и что условия о переговорах сохраняют силу после прекращения указанных договоров.

Благодаря займу PharmAthene, SIGA Technologies сумела дожить до получения крупного исследовательского гранта от Национального института здравоохранения.

Как следствие, последняя утратила интерес к слиянию, воспользовалась правом на расторжение договора о слиянии, и стороны перешли к обсуждению условий лицензионного соглашения. Однако переговоры натолкнулись на непреодолимые противоречия. В частности, SIGA Technologies, предполагая необязательный характер term sheet, запросила авансовый платеж за лицензию в сумме 100 млн.

долларов вместо изначально согласованных 6 млн.

долларов. PharmAthene обратилась в Канцлерский Суд Делавэра (Delaware Court of Chancery).

В своем решении суд первой инстанции установил, что SIGA Technologies нарушила обязанность по проведению добросовестных переговоров и доктрину promissory estoppel (поскольку она недобросовестно нарушила соглашение о добросовестном проведении переговоров, а также обещание, закрепленное в term sheet, не имеющем силы договора, на которое разумно полагалась PharmAthene), и удовлетворил требования истца на основании доктрины promissory estoppel.

Верховный Суд Делавэра частично отменил данное решение и вернул дело в суд первой инстанции для перерасчета убытков, отметив, что обещание провести добросовестные переговоры по условиям лицензионного соглашения имело силу договорного обязательства, поскольку было предусмотрено в действительных договоре займа и договоре о слиянии. Таким образом, ответственность за допущенное SIGA Technologies нарушение должна основываться не на доктрине promissory estoppel, в рамках которой пострадавшей стороне, как правило, возмещаются только реальные убытки и фактически понесенные расходы, а на ответственности за нарушение договорного обязательства, которая предоставляет истцу право требовать компенсации убытков в самом широком смысле, включая упущенную выгоду. В своем решении Суд пояснил, что рассматривает term sheet лицензионного соглашения как договор, где стороны согласовали некоторые главные условия, но оставили открытыми другие условия для будущих переговоров.

Такой договор не гарантирует, что стороны достигнут согласия по условиям окончательного договора, однако он не позволяет стороне отменить сделку, отказаться от переговоров или настаивать на условиях, которые не соответствуют предварительному соглашению.

Выводы американского суда, конечно, не имеют какого-либо значения в контексте российского права. Вместе с тем, их проекция на нормы ст. 434.1 ГК РФ позволяет сделать следующие выводы, которые могут оказаться полезными для понимания содержащихся в указанной статье новелл и оценки связанных с ними рисков: 1.

Ответственность за недобросовестное ведение переговоров и нарушение соглашения о порядке ведения переговоров имеет разные основания и разную природу (в первом случае –внедоговорная ответственность, сходная с ответственностью в рамках доктрины promissory estoppel, во втором случае – ответственность за нарушение договора).

2. Соглашение о намерениях, предусматривающее порядок ведения сторонами переговоров по окончательным условиям сделки, может быть признано, в части такого порядка, имеющим обязательную юридическую силу, даже если в соглашении о намерениях указано, что оно не является обязательным для сторон.

3. Соглашение о порядке ведения переговоров по сделке, предусмотренной в соглашении о намерениях, не обязательно должно быть оформлено в виде отдельного документа: оно может содержаться в других договорах, заключенных между теми же сторонами. Причем в силу п. 2 ст. 453 ГК РФ условия о порядке ведения переговоров могут сохранять силу после расторжения договора, в которых они содержатся, если это предусмотрено законом, договором или вытекает из существа обязательства.

Источники: Robert Burwell and Howard Miller. When a Non-binding Term Sheet Becomes Binding () Maurice M.

Lefkort. When Your Non-Binding Term Sheet Creates An Enforceable Contract: Important Decision On The Duty To Negotiate In Good Faith ()

Юридическое значение соглашения о намерениях

Говоря о юридическом значении соглашения о намерениях, следует отметить, что действующее гражданское законодательство не содержит подобного института. Наиболее близким понятием, с точки зрения автора, является институт предварительного договора.

Напомню, что согласно :

«По предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором»

. При этом

«предварительный договор должен содержать условия, позволяющие установить предмет, а также другие существенные условия основного договора»

.

В случае же уклонения одной из сторон от заключения договора, «применяются положения, предусмотренные пунктом 4 «, т.е.

о заключении договора в обязательном порядке. Однако можно ли считать, что соглашение о намерениях равнозначно предварительному договору? При ответе на это вопрос следует обратится к «При толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.

Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом».

Если указанные правила «не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон».

Какой вывод можно сделать из указанного?

Соглашение о намерениях приобретет силу предварительного договора только в том случае, если в соглашении в более-менее (желательно, конечно, в более) однозначных выражениях будет указано на обязательность заключения по его итогам договора. Это могут быть такие выражения как:

  1. и тому подобные.
  2. «стороны обязуются заключить вышеуказанный договор…»;
  3. «стороны подпишут указанный договор в течение …»;

В случае же, если соглашение будет содержать выражения наподобие:

  1. «стороны планируют рассмотреть возможность сотрудничества»;
  2. «стороны проведут дополнительные переговоры»;
  3. «финансовые условия отношений сторон будут обсуждены дополнительно» – скорее всего, предварительным договором его не признают.

В таком случае, следует считать, что сторонами в силу , заключен непоименованный договор: «Граждане и юридические лица свободны в заключении договора… Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами». Суть же этого договора я бы предложил определить так:

«соглашение о намерениях – непоименованный в гражданском законодательстве, но и не противоречащий ему договор, носящий организационные функции и очерчивающий рамки будущего сотрудничества сторон»

.

Читайте также

Подписаться на уведомления Мобильноеприложение Мы в соц. сетях

© 2000-2020 Юридическая социальная сеть 9111.ru *Ответ на вопрос за 5 минут гарантируется авторам VIP-вопросов.

Москва Комсомольский пр., д. 7 Санкт-Петербург наб.

р. Фонтанки, д. 59 Екатеринбург: Нижний Новгород: Ростов-на-Дону: Казань: Челябинск: закрыть

Преддоговорные обязательства: судебная практика и новый взгляд на юридическую силу соглашения о намерениях и гарантийного письма

  1. Новое значение соглашений о намерениях и гарантийных писем
  2. Обзор статьи 434.1 Гражданского кодекса Российской Федерации
  3. Судебная практика по указанной статье
  4. Рекомендации по ведению переговоров для успешной защиты в суде

Федеральным законом от 08 марта 2015 г. в Гражданский кодекс Российской Федерации (далее ― ГК РФ) была введена статья 434.1, главным предписанием которой является добросовестное поведение стороны в ходе ведения переговоров о заключении договора.

Пункт 2 указанной статьи гласит:

«При вступлении в переговоры о заключении договора, в ходе их проведения и по их завершении стороны обязаны действовать добросовестно, в частности не допускать вступление в переговоры о заключении договора или их продолжение при заведомом отсутствии намерения достичь соглашения с другой стороной»

. Установлены и критерии, определяющие недобросовестные действия при проведении переговоров: 1) предоставление стороне неполной или недостоверной информации, в том числе умолчание об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны быть доведены до сведения другой стороны; 2) внезапное и неоправданное прекращение переговоров о заключении договора при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать. В случае недобросовестного ведения или прерывания переговоров сторона будет обязана возместить пострадавшей стороне причинённые таким поведением убытки.

Важно заметить, что убытками признаются не только расходы добросовестной стороны, понесённые в рамках ведения таких переговоров, но и утрата возможности заключить договор с третьим лицом.

Сфера регулирования данной правовой нормы хотя и является смежной с другими очень похожими нормами (например, ст. 406.1 ГК РФ устанавливает возможность сторон предусмотреть в договоре возмещение потерь, возникших в случае наступления определённых в договоре обстоятельств; ст.

431.2. ГК РФ предусматривает возможность одной стороны заверить вторую сторону об определённых обстоятельствах, а также установить ответственность за то, если такие заверения оказались недействительными), однако отличается тем, что регулирует отношения сторон исключительно на преддоговорной стадии, а ограничение ответственности недобросовестной стороны возможно, только если закреплено отдельным соглашением сторон (п. 5 ст. 434.1. ГК РФ). Данная норма стала плодотворной почвой для исков о возмещении убытков и, соответственно, для развития судебной практики в сфере преддоговорной ответственности.

Арбитражный суд Московского округа удовлетворил иск о возмещении ООО «Декорт» убытков, понесённых в связи с утратой возможности заключить договор с ООО «Ашан» (в связи с недобросовестными действиями последнего, выразившимися во внезапном прекращении деловых контактов на стадии подписания договора аренды складских помещений), а именно освободив складские помещения от прежних арендаторов, лишившись тем самым дохода (арендной платы) за оговорённый период. Суд руководствовался тем, что, удовлетворяя требования ООО «Декорт», поставит потерпевшего в положение, в котором он находился бы, если бы не вступал в переговоры с ООО «Ашан» (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 29.11.2017 № Ф05-16349/2017 по делу № А41-90214/2016).

Арбитражный суд Уральского округа отказал в требовании о взыскании неосновательного обогащения (платежей по договору инвестирования, в отношении которого заявлено требование о признании его незаключённым), возникшего в связи с неисполнением обязательств по договору инвестирования, так как инвестор, зная о нарушении сроков по устройству фундамента и необходимости выбора подрядчика для этих работ по результатам тендера, вёл переговоры с застройщиком относительно кандидатуры подрядчика, застройщик полагал, что отношения инвестирования будут продолжены, в таких обстоятельствах действия инвестора по одностороннему отказу от договора недобросовестны, договор признан действующим, соответственно, платежи внесены в соответствии с условиями указанного договора и не являются неосновательным обогащением (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 03.05.2018 № Ф09-1344/18 по делу № А60-37542/2017). Арбитражный суд Воронежской области установил существенные условия договора исходя из преддоговорных отношений сторон, принимая Решение от 22.02.2018 по делу № А14-2349/2017.

В сфере государственных и муниципальных контрактов, регулируемой ФЗ

«О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»

№ 44-ФЗ от 05.04.2013, а также в сфере применения ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» № 223-ФЗ от 18.07.2011 норма ст. 434.1. ГК РФ также находит применение.

Так, в Обзоре судебной практики по вопросам, связанным с применением Федерального закона от 18.07.2011 № 223-ФЗ

«О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц»

, утверждённой Президиумом Верховного Суда РФ 16.05.2018, указано, что удержание внесённых в качестве обеспечения заявки денежных средств в случае нарушения участником условий проведения конкурса представляет собой меру ответственности за нарушение обязательств по ведению переговоров. Отмечено, что к отношениям, связанным с причинением вреда недобросовестным поведением при проведении переговоров, применяются нормы гл.

59 ГК РФ с исключениями, установленными ГК РФ. Сторона, которая ведёт или прерывает переговоры о заключении договора недобросовестно, обязана возместить другой стороне причинённые этим убытки (со ссылкой на пп.

19, Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7

«О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»

).

Подача участником заявки для участия в конкурсе свидетельствует о принятии им условий его проведения, содержащихся в конкурсной документации, и, соответственно, о заключении заказчиком и участником соглашения, которое может быть квалифицировано как соглашение о ведении переговоров (пп. 1, 2 ст. 434, п. 1 ст. 433, ст. 435, п. 3 ст. 438 ГК РФ). В силу п.

5 ст. 434.1 ГК РФ такое соглашение в том числе может устанавливать меры ответственности за нарушение предусмотренных в нём положений. Арбитражный суд Уральского округа в Постановлении от 24.05.2018 № Ф09-1551/18 по делу № А50-20878/2017 указал, что, если конкурсной документацией предусмотрено право заказчика удерживать сумму обеспечения заявки в случае, когда участником нарушены условия участия в закупке, такое удержание представляет собой меру ответственности за нарушение обязательств по ведению переговоров (дело рассматривалось в рамках действия

«О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»

№ 44-ФЗ от 05.04.2013).

К вопросу об ограничении размера возмещаемых убытков Арбитражный суд округа в

«Обзоре судебной практики по вопросам, связанным с применением Федерального закона от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц»

(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 16.05.2018) отметил, что ответственность за нарушение обязательства имеет компенсационный характер, а применяемые меры должны быть соразмерны последствиям нарушения, следовательно, решая вопрос о допустимом размере удержания, необходимо руководствоваться положениями ст. 15, п. 2 ст. 393, п. 3 ст. 434.1 ГК РФ: в результате удержания заказчик должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы не вступал в переговоры с недобросовестным контрагентом.

Например, ему могут быть возмещены расходы, понесённые в связи с ведением переговоров, расходы по приготовлению к заключению договора, а также убытки, понесённые в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом. Поэтому, если участником закупки доказана несоразмерность удержанной суммы таким убыткам, превышающая их часть суммы обеспечения заявки может быть взыскана в пользу соответствующего участника (ст.

1102 ГК РФ). Однако возмещение упущенной выгоды в связи с отказом от заключения договора, в отношении которого велись переговоры, не предусмотрено (Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 8 декабря 2017 г.

по делу № А56-34924/2017). В этой связи с новой стороны раскрылась юридическая сила таких документов, как соглашения о намерениях и гарантийные письма. Соглашение о намерениях Ранее соглашение о намерениях носило «околоправовой» характер, то есть сторона не могла быть уверенной в том, что в последующем состоится совершение оговорённой сделки, а в некоторых редакциях таких соглашений напрямую предусматривалось, что соглашение не влечёт для сторон возникновение каких-либо прав и обязанностей, поскольку соглашение, как правило, не содержит существенных условий договора. Приведём примеры из прежней судебной практики:

  1. договор залога является незаключённым, если в нём не определены индивидуальные особенности предмета залога (п. 2 приложения к Информационному письму Президиума ВАС РФ от 15 января 1998 г. № 26).
  2. при отсутствии в тексте договора какого-либо из существенных условий или при недостаточной чёткости их определения договор считается незаключённым и не имеющим юридической силы (решение Советского районного суда г. Краснодара от 20 января 2005 г. о расторжении договора купли-продажи целого домовладения и двусторонней реституции);

Гарантийные письма Документ, в котором контрагент обещает выполнить обязательство, признавался судами имеющим юридическую силу только в случаях, когда гарантийное письмо давалось в рамках существующих договорных отношений сторон.

Федеральный арбитражный суд Московского округа признал правомерным отказ в удовлетворении требований о взыскании задолженности по договору реализации и процентов за пользование чужими денежными средствами, так как гарантийное письмо не является основанием возникновения обязательства у ответчика (Постановление ФАС Московского округа от 26.11.2008 № КГ-А40/10855-08 по делу № А40-12496/08-82-129). Конечно, не стоит умалять юридическую силу гарантийного письма, которое в случаях, установленных законодательством РФ, выполняет роль оферты или акцепта, в результате чего письменная форма договора будет считаться соблюдённой (п. 3 ст. 434, п. 1 ст. 435, п. 1 ст.

438 ГК РФ), а также используется в качестве инструмента для возобновления срока исковой давности (ст. 203 ГК РФ, Верховного Суда РФ от 07.04.2015 № 18-КГ15-3).

Однако применительно к теме преддоговорной ответственности есть основания утверждать, что соглашение о намерениях и гарантийные письма с введением ст. 434.1. ГК РФ приобрели весомое юридическое значение в качестве доказательственной базы в судебных процессах, поскольку в совокупности с иными доказательствами могут служить подтверждением ведения переговоров сторон и даже согласования сторонами существенных условий будущего договора.

Деловая переписка от имени юридических лиц ведётся представителями сторон, в том числе и на преддоговорной стадии отношений. Пленум Верховного Суда РФ внёс важное замечание: к таким искам применяется положение ст. 1068 ГК РФ, согласно которому юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причинённый недобросовестным поведением его работника при проведении переговоров (п.

19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7). При обращении в суд за защитой нарушенных прав со ссылкой на положения ст. 434.1. ГК РФ важно правильно указать предмет иска, а именно, следует обращаться в суд с исковым заявлением о возмещении убытков, причинённых действиями ответчика при ведении переговоров о заключении договора (в том числе произведённых на выполнение работ в целях исполнения обязательств по договору), а не, например, о признании договора заключённым и взыскании стоимости выполненных работ и оказанных услуг или о взыскании неосновательного обогащения.

В рамках рассмотрения дела № А41-22561/2016 истец обратился в суд с требованием о взыскании неосновательного обогащения. До обращения в суд истец оказал ответчику услуги по разработке концепции рекламных кампаний и креативных материалов, а также выполнил работы по адаптации представленных ответчиком материалов для последующих рекламных кампаний в связи с намерением сторон заключить соответствующий договор, однако договор не был заключён, а услуги и работы ответчиком не оплачены. В обоснование своих требований истец предоставил в дело договор, переписку сторон, гарантийное письмо, исследовав которые, однако, в совокупности с другими доказательствами, суды не сочли достаточными для признания того, что существенные условия договора сторонами согласованы.

По мнению судов, договор не был заключён, права и обязанности как со стороны истца, так и со стороны ответчика не возникли, в связи с чем стороны самостоятельно несут расходы, связанные с проведением переговоров о заключении договора, и не отвечают за то, что соглашение не достигнуто, следовательно, в удовлетворении исковых требований отказано (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 10.04.2017 № Ф05-2591/2017 по делу № А41-22561/2016); Суд по интеллектуальным правам в Постановлении от 04.04.2018 № С01-154/2018 по делу № А40-32038/2017, отказывая истцу во взыскании задолженности по оплате поставленного программного продукта в связи с признанием судом лицензионного договора незаключённым, напоминает истцу, что суд апелляционной инстанции (Постановление от 04.12.2017 по делу № А40-32038/2017) указывает истцу на правовую возможность заявить о возмещении убытков, причинённых ему действиями ответчика при ведении переговоров о заключении договора. Подводя итоги вышесказанному, можно сформулировать несколько тезисов для повышения шансов успешной защиты интересов в суде.

  • Ссылаясь в исковом заявлении на положения нормы ст. 434.1 ГК РФ, верно сформулировать предмет искового заявления.
  • Запросить от контрагента подтверждение намерений в виде гарантийных писем или составления двустороннего документа ― соглашения о намерениях.
  • При ведении деловой переписки на стадии подготовки к заключению договора следует чётко формулировать намерения стороны.

Разрыв договоренностей

Как быть в том случае, если стороны заключили ПД, но затем условия изменились и одна из сторон отказывается от выполнения обязательств?

В этом случае возникают спорные вопросы, и если первая сторона настаивает на выполнении соглашения, а вторая наотрез отказывается от сотрудничества, то дело можно передать в суд как минимум для того, чтобы возместить понесенные убытки. Итак, если вы заключили официальный договор о намерении заключить договор, указали в нем конкретные сроки и документ подписали ответственные лица, то вы можете потребовать выполнения соглашения плюс возмещения ущерба за затягивание сотрудничества плюс возмещение за потери из-за разрыва сделки.

Суды привычны к таким обращениям и довольно быстро рассматривают их, вставая на сторону пострадавшего.

Но если вы подписали обычные партнерские отношения, то требовать что-то не получится: все выполняется добровольно. Чтобы суды встали на вашу сторону, обязательно соблюдайте следующие условия:

  • Введите в договор все необходимые существенные условия, которые затем перенесутся в ОД. Если точных данных по ним нет, то укажите, что уточнения последуют в окончательном варианте контракта.
  • Старайтесь соблюдать правила составления договоров и придерживаться тех же форм, что и при составлении классических контрактов.
  • Опишите это «будущее» либо конкретной датой, либо какими-то условиями. Если даты нет, то подразумевается что основной контракт должен быть подписан не позднее, чем через год после составления и подписания предварительного.
  • Введите в документ информацию о том, что это ПД, а основной будет заключен в будущем.

Надеемся, что эта информация будет вам полезной.

Если вы затрудняетесь с составлением, то обратитесь к опытному юристу: он поможет вам составить ПД и ОД так, что суды будут на вашей стороне в случае расторжения второй стороной договоренностей.FacebookTwitterВконтактеОдноклассникиGoogle+Рекомендуем статьи по теме

Соглашение о намерениях

Просмотров данной статьи: 12 102

имеет юридическую силу в зависимости от того, как ведут себя стороны.

Судом оно может считаться обязательным или же не быть таковым. Деловая практика документировать результаты переговоров пришла к нам с запада, и устные договоренности начали постепенно терять актуальность и использоваться все реже. Документально закрепленные итоги переговоров можно считать соглашением о намерениях.

способно нести различную степень нагрузки для выполнения.

Каждая из сторон может по-своему понимать обязанности и цели подписываемого документа.

Так, одна сторона может, например, считать подписанный документ предварительным договором, а другая же рассматривает такое соглашение как сугубо технический документ. Но, несмотря на такие разногласия, судебная практика очень часто показывает несколько иной результат рассмотрения дел с участием соглашения о намерениях. Обычно, участие в соглашении означает наличие юридических последствий для сторон, поскольку суд обычно рассматривает соглашение о намерениях как документ, имеющий юридическую силу.

При рассмотрении дела о том, что конкретно было заключено — договор или соглашение, доказательства оцениваются судом в пользу договора. Кроме того задействуется презумпция добросовестности отношений между сторонами и их разумности. Результаты переговоров на практике могут фиксироваться различными документами.

Некоторые виды документов являются прямыми копиями из зарубежной практики, без учета особенностей отечественного правоведения.

Основное внимание уделяется сути документа и описываемым в нем обязанностям.

На деле такой документ может называться протоколом или резюме.

Достаточной правовой силой соглашение о намерениях может быть наделено, исходя из того, как будут вести себя стороны, и какое содержание имеет указанный документ. При толковании документа судом, информация, зафиксированная в соглашении, воспринимается в буквальном смысле.

Если буквальное толкование имеет какие-либо трудности, документ рассматривается в сопоставлении с другими условиями взаимодействия сторон и общим смыслом соглашения. Если толкование все равно оказывается неэффективным, то в таком случае определяется волеизъявление сторон, которым они руководствовались при составлении документа. Суд может определить соглашение о намерениях в качестве договора, при присутствии в нем необходимых для этого признаков.

Такими признаками являются обязательства, которые возникают у сторон в связи с составленным документом. Источник данной статьи — https://uralpral.ru.

Нарушение указанных обязательств может рассматриваться как нарушение договорных норм. В моей практике встречались случаи, когда стороны пытались замаскировать реальную юридическую силу составляемых ими документов, предоставляя их в форме соглашения или протокола.

Тут важно учитывать, что если в таком соглашении изложены существенные условия сотрудничества, позволяющие сделать вывод о возможности последующего подписания основного договора, то такое соглашение определяется судом всегда в качестве предварительного договора.

Если в документе напрямую указано то, что документ является необязательным, это не гарантирует того, что суд не определит такое соглашение полноценным договором или сделкой. Основным различием договора от соглашения о намерениях является возможность первого создавать юридические последствия, поддающиеся анализу в суде. Если в соглашении зафиксированы существенные условия сделки, документ может быть признан судом в качестве договора на основных условиях.

Чаще всего суд дает такое определение в том случае, если стороны выполнили одно или несколько из условий, присутствующих в составленном договоре. При этом, тот факт, что стороны посчитали соглашение о намерениях необязательным, не защищает стороны от того, что документ может быть использован в качестве доказательства в случае возможного судебного разбирательства.

выполняет следующие функции: А) Упорядочивающая функция – документ фиксирует отдельный этап переговоров, фактически не подтверждая волеизъявление сторон. Б) Связывающая функция – документ направлен на создание юридических отношений между участниками, может исполнять роль договора в суде.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+